Finopedia

Берлинская стена до сих пор стоит >

 

Берлинская стена разделяла город на протяжении 28-ми лет, 2-х месяцев и 28-ми дней, начиная с 13 августа 1961 года. Все закончилось 9-го ноября 1989 года, когда Гюнтер Шабовски, один из высокопоставленных чиновников из Восточной Германии, ошибочно объявил, что сейчас заезд в Западный Берлин разрешен. Теперь, когда с того момента прошло столько же времени – 28 лет, 2 месяца и 28 дней, вполне уместно предположить, что следующее правительство Германии должно прекратить налог на солидарность, созданный для выравнивания экономических различий между обеими сторонами.

 

Хотя в наши дни нет физическая стена отсутствует, высота экономической стена остается заметной. В прошлогоднем докладе правительства о состоянии единства Германии было показано, что восточная часть страны по-прежнему страдает от уровня высокого безработицы, который на 50% выше, чем на западе. ВВП на душу населения на востоке составляет около 73% от значения на Западе, что является большим улучшением по сравнению с 42% в 1991 году, но рост ВВП застопорился в последнее десятилетие. Правительство обвиняет в недостатке крупных предприятий на востоке: ни одна из компаний, входящих в индекс немецких акций DAX, не имеет главный офис на востоке. Воздействие на работающее население поразительно: жители восточной части зарабатывают около 85% от доходов граждан запада, и пользуются меньшими преимуществами тарифных соглашений профсоюзов.

 

Экономический дисбаланс создал огромные политические проблемы в Германии. Восточные области преимущественно поддерживают левую радикальную партию, Die Linke, в парламенте. Крайне правая партия  в Германии также была успешной на востоке, получив 21,9% голосов в восточной области на недавнем голосовании, по сравнению с 12,6% – по всей стране. Политический радикализм является следствием того, что 1) люди ощущают себя оставленными государством и 2) растущего числа иммигрантов в местах, где местные жители не привыкли к ним. Возможно, из-за расходящихся политических взглядов, немногие восточные политики занимают крупные государственные должности на федеральном уровне, и только треть из 100 крупнейших немецких компаний возглавляются управленцами с востока страны.

 

Для Европейского союза в целом проблема экономической стены еще хуже. Только в Чехии ВВП на душу населения вырос до 80% от значения 15-ти западных стран, с 65% всего два десятилетия назад. Аналогичные показатели Венгрии и Польши по-прежнему находятся на отметке 63% от западного объема производства. Болгария составляет 43%– примерно там, где восточная Германия находилась в самом начале воссоединения. Как и в Германии, эмиграция с экс-коммунистического востока помогла увеличить ВВП на душу населения.

 

С наступлением глобального финансового кризиса в 2008 году сближение экономик стран Восточной Европы значительно замедлилось. Это было вызвано инвестиционной политикой западноевропейских инвесторов, которые искали проекты промышленного производства с более низкой оплатой труда, чем в их домашних странах. В недавней статье Центрального банка Польши заключается, что бывшие коммунистические страны останутся позади на долгие годы без новых инноваций, более сильных институтов и более обоснованной экономической политики.

 

Восточно-европейские избиратели так же склонны, как и бывшие восточные немцы, поддерживать политические партии, которые предлагают более простые решения. Однако, в отличие от Германии, население восточно европейских стран не устроили бы более умеренные решения и предложения западных немцев. До сих не ясно, может ли политика и институты, созданные более националистическими и популистскими правительствами, привести к экономическому сближению. Понятно, однако, что эти правительства неправильно ведут диалог с западноевропейцами, потенциально еще более подрывая прежнюю модель роста на основе инвестиций.

 

Согласно последнему опросу британской компании Economist Intelligence Unit”, входящей в состав “The Economist Group”, касательно демократического рейтинга, среди посткоммунистических стран нет единой полной демократии, и большинство из тех, кто находится за пределами ЕС, – либо имеют гибридные режимы или авторитарные. Стены, разделяющие эти страны с западом, построены самими странами– через коррупцию и плохое управление – и поддерживаются устойчивым западным недоверием, что отражается на ограничительной визой политике и торговой политике. Экономическое сближение до западноевропейского уровня даже не является реалистичной целью в этой части мира.

 

Когда упала Берлинская стена, люди, рожденные на коммунистической стороне, имели совершенно другое представление о том, как будет выглядеть мир через 28 лет, 2 месяца и 28 дней.

 

Христиан Борман ведет блог об истории одного из районов Берлина – называемый Панков. В прошлом месяце он рассказал об открытии, которое он совершил несколько лет назад – 80-ти метровый участок Берлинской стены, скрытый в лесистой местности. Участок превратится в мемориал, символ прошлого. Я бы хотел, чтобы это произошло, наконец, с кусками стены, которые не были сделаны из кирпича или бетона. Наследие Коммунистической и Холодной Войны оказывается намного сложнее пережить, чем кто-либо из восточных немцев мог надеяться в день случайной ошибки Гюнтера Шабовски.

 

Источник: Bloomberg

Категория